понедельник, 21 марта 2016 г.

Нейробиологические механизмы терапии психотравмы


Травма, или же потенциальное травматическое событие - это потрясение которое переживает человек будучи прямым ее объектом либо очевидцем. Но иногда имеют место случаи, когда признаки психотравмы проявляются спустя некоторое время после самого события. В подобных случаях имеем дело с ситуацией, когда концептуальный диссонанс вызванный травматическим событием, начинает осознаваться личностью позднее – именно тогда и происходит травматизация. Дисфункциональное состояние последовавшее за травмой является результатом недостаточного восстановления от реакции организма на стресс после актуальной опасности которая давно уже закончилась. Звонок тревоги все еще продолжает звучать в мозге и ответные реакции организма на стресс все еще продолжают проявлятся. Рабочая память продолжает оставаться наполненной сенсорной информацией касающиейся травматического события.


Причиной тому является то, что в следствии травматического события в головном мозге человека возникают новые нейронные паттерны активации, которые продолжают функционировать и после. Исследования, проведенные на приматах и исследования с участием людей показали, что создание новых нейронных паттернов возможно только посредством двух процессов:
  1. через травму в результате страха, и 
  2. через создание чувства средовой безопасности в результате привязанности (Attachement). 
Именно поэтому, в случае психотравмы интенсивность страха по прошествии опредленного времени хоть и ослабевает, однако  нервная система человека становится гиперчувствительной к разнообразным релевантным стрессорам и поэтому стрессовые реакции могут проявляться с большой интенсивностью даже в случае очень слабых тригеров.

В подобных случаях психотерапия (в рамках когнитивно-концептуальной терапии) имеет две основные задачи:

  1. создание чувства средовой безопасности, путем управления неопределенностью, и 
  2. создание связей между релевантными травматическому опыту  корковыми структурами правого и левого полушарий головного мозга, путем билатеральной, межполушарной обработки и анализа информации. 

В качестве основного агента чувства средовой небезопасности выступает неопределенность (будущего), которая в свою очередь может индуцировать тревогу и/или выступать в качестве тригера для определнных стрессовых реакций. Существует достаточное количество клинических и исследовательских данных, свидетельствующих о наличии положительной корреляции между неопределенностью, между нетолерантностью перед неопределенностью и тревогой, тревожными расстройствами. В этом плане принято говорить об управлении неопределенностью в ходе психотерапии, цель которой - развить и/или повысить у человека уровень толерантности к неопределенности. Для достижения этой цели в рамках когнитивно-концептуальной терапии применяются техники когнитивного конструирования. Нейробиологические механизмы упомянутых техник понимаются в рамках модели R.Moss, которая опирается по большей части на учение А.Р.Лурии о высших корковых функциях.

Создание связей между релевантными травматическому опыту  корковыми структурами правого и левого полушарий предпологает билатеральную обработку и анализ релевантной (травматической) информации. Работы R. Moss показывают, что оба полушария головного мозга в силах автономно принимать стимулы, обрабатывать и реагировать на поведенческом уровне, и, что они "сознательны" в равной степени, но не в равной мере "вербальны". Правое полушарие обрабатывает малодетализированную информацию быстрее, чем левое полушарие, что значит правое полушарие лучше справляется с задачей анализа недетализированных признаков эмоциональных экспрессий других людей. Основываясь на этом, можно предположить, что эмоционально значимый раздражитель быстрее обрабатывается и оценивается корковыми структурами правого полушария. Это, в свою очередь, ведет к тому, что соответствующие ответные рекции создаются на основании "восприятия" и оценки правого полушария. И учитывая тот факт, что детализированное, рациональное и альтернативное обрабатывание и анализ стимула присуще левому полушарию, становится ясно, что возникшим на основе правополушарных обработки и анализа респондентным поведенческим реакциям будет характерна больше неадекватность, чем адекватность. 

Для адекватного оценивания и поиска альтернативного объяснения раздражителя необходимо билатеральное обрабатывание последнего. А это значит, что левое полушарие имеет равные возможности активировать находящиеся под корой головного мозга системы автоматического респондирования. Левое полушарие к тому же может обрабатывать более детальные компоненты информации и генерировать более комплексные ответы на раздражители, в частности, в вербальной сфере. Однако для обеспечения билатеральной обработки раздражителя необходима включенность в процесс "вербального интерпретатора" (verbal interpreter), который  придает смысл эмоциям правого полушария и маркирует их как разумные, приемлемые или неразумные, неприемлемые.

И если учесть, что межструктурные сети, связывающие между собой вербальный интерпретатор и двигательные участки, позволяют напрямую манипулировать ассоцированными тыльными рецептивными участками коры головного мозга, предоставляя тем самым возможность тормозить активацию участков, генерирующих эмоционально нежелаемые реакции  и активировать альтернативные сенсорные участки, то становится ясным, что создание альтернативных оценок раздражителя постфактум можно осуществить только:

  1. при активации соответствующих нейронных паттернов уже сложившихся реакций путем: а) когнитивного и сенсорного проигрывания первичной ситуации, б)  эмоционального переживания первичной ситуации; 
  2. при параллельной активации вербального интерпретатора левого полушария, путем: а) вербализации и вербального переоценивания смысла раздражителя, б) вербализации эмоциональных переживаний первичной ситуации, в) вербального конструирования альтернативных оценок раздражителя.
источник http://begoyan.blogspot.com/2015/05/blog-post.html