понедельник, 25 апреля 2016 г.

Cон превращает кратковременную память в долговременную

Срез через мышиный гиппокамп со модифицированными
нейронами, светящимися флуоресцентным зелёным белком.
 (Фото ZEISS Microscopy / https://www.flickr.com/photos/
zeissmicro/15600521099.)
Перевод информации из кратковременного хранилища в долговременное происходит при диалоге между разными центрами памяти.

Мы знаем, что всякая новая информация попадает сначала в кратковременную память, а потом в долговременную. Впрочем, иногда превращения кратковременных «файлов» в долговременные не происходит, и мы благополучно забываем то, что изо всех сил старались запомнить.
Нейробиологов (да и не только их) крайне интересует вопрос, от чего этот процесс зависит и какие физиологические, клеточные, молекулярные изменения его сопровождают. Считается, что консолидация памяти – так называют переход от кратковременной её разновидности к долговременной – особенно эффективно идёт во сне. Тому есть целый ряд экспериментальных доказательств, однако, повторим, механизм консолидации остаётся во многом непонятным.
Нейрон энторинальной коры.
 (Фото Mike Economo / https://www.flickr.com/photos/
mikeeconomo/3954477100

Очевидно, тут много зависит от специфического информационного диалога, который происходит между некоторыми зонами мозга именно во сне. Так, несколько лет назад нейрофизиологи из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе показали, что при «сонной» перезаписи информации в мозге ведущую роль играет обмен репликами между неокортексом (то есть новой корой мозга), энторинальной корой и гиппокампом.
Последние исследования лаборатории Максима Баженова в Калифорнийском университете в Риверсайде помогают понять, как именно при «разговоре» разных областей мозга происходит закрепление долговременной памяти. В статье в Journal of Neuroscience авторы говорят о медленных ритмических колебаниях с большой амплитудой, спонтанно возникающих в том или ином участке коры мозга во время сна.

четверг, 21 апреля 2016 г.

15 приёмов для управления вашим телом

Человеческое тело — один из самых интересных механизмов на свете. И, как к любому механизму, к нему можно применить свои «хаки» — чтобы облегчить себе жизнь.
Что делать, если щекочет в горле
Просто почешите ухо — вы простимулируете нервные окончания, которые вызовут спазм, и это избавит вас от неприятного ощущения. К такому заключению пришел врач — ухо-горло-нос Скотт Шафер.
Что делать, если вам не удается кого-то расслышать
Ответ прост и банален: прислушайтесь внимательнее, но именно правым ухом. Секрет в том, что правое ухо лучше распознает речь, а левое — музыкальные тона и ноты. Это связано с особенностями функционирования полушарий мозга.
Что делать, если вы боитесь уколов
Ощущения от укола, действительно, приятными не назовешь. Однако и тут есть своя хитрость: попробуйте покашлять. Исследования показали, что люди, которые кашляли во время внутривенных инъекций, чувствовали меньшую боль, чем те, кто этого не делал. Кашель вызывает внезапное временное повышение давления в груди, подавляя задачу спинного мозга по проведению боли.
Что делать, если заложило нос

воскресенье, 17 апреля 2016 г.

Как разогнать мозг с помощью батарейки

Хотите стать умнее? Нет ничего проще. Возможно, вскоре достаточно будет одной… нет, не таблетки, а обычной девятивольтовой батарейки.

Схема подключения. 
При транскраниальной стимуляции постоянным током (поляризации) электроды располагаются на поверхности скальпа. Слабый электрический ток при этом проникает сквозь череп и воздействует на мозговую ткань. В зависимости от поляризации и расположения электродов можно наблюдать различные эффекты.

Изучение воздействия постоянного электрического тока на биологические организмы ведется уже более двух веков — достаточно вспомнить Луиджи Гальвани с его экспериментом по сокращению мышц лягушачьей лапки.

Племянник Гальвани, Джованни Альдини, пошел дальше своего дяди: в начале 1800-х годов он пропускал ток через отсеченные головы казненных преступников, в результате чего мышцы сокращались, так что глаза открывались, а лица корчились в гримасах, будто живые.

Альдини также пробовал лечить постоянным током меланхолические депрессии, но результаты были не слишком многообещающими. Но в историю Альдини со своими опытами все-таки вошел: считается, что именно он стал прототипом Виктора Франкенштейна, главного героя знаменитого одноименного романа Мэри Шелли.

Первые шаги

В 1964 году Джо Редфирн, психиатр из британского госпиталя в Чичестере, обнаружил, что, пропуская слабый (50−250 мкА) электрический ток через электроды, расположенные в определенных точках скальпа (сейчас этот метод называют транскраниальной электростимуляцией, ТЭС), можно добиться различных эффектов.

пятница, 15 апреля 2016 г.

ДЕМОНОВ ПРИВЛЕКАЮТ МАССЫ

Это уникальное и почти неизвестное интервью Карла Густава Юнга, знаменитого психиатра и основателя аналитической психологии, было опубликовано 11 мая 1945 года в швейцарской газете Die Weltwoch, через четыре дня после капитуляции немецкой армии в Реймсе.

«Обретут ли души мир?» – так называлась статья, в которой Юнг размышлял о причинах массового психоза немецкой нации в 30-40-е гг., о демонах, которые только того и ждут, чтобы выползти на поверхность нашей психики, и о том, что после Германии зло будет искать другие внушаемые народы для своего воплощения.

Журналист «Die Weltwoche»: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

Карл Густав Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью. Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера (Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г.; он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом) о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, что деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно. Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам; они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.

Вопрос коллективной вины, который так затрудняет и будет затруднять политиков, для психолога факт, не вызывающий сомнений, и одна из наиболее важных задач лечения заключается в том, чтобы заставить немцев признать свою вину. Уже сейчас многие из них обращаются ко мне с просьбой лечиться у меня. Если просьбы исходят от тех «порядочных немцев», которые не прочь свалить вину на пару людей из гестапо, я считаю случай безнадежным. Мне ничего не остается, как предложить им анкеты с недвусмысленными вопросами типа: «Что вы думаете о Бухенвальде?». Только когда пациент понимает и признает свою вину, можно применить индивидуальное лечение.

среда, 13 апреля 2016 г.

10 фактов про наше подсознание

Подсознание, оно же бессознательное — совокупность психических процессов человеческого разума, над которыми отсутствует контроль сознания. Сама мысль о том, что мы контролируем далеко не все направления нашего разума, может здорово напугать, но это явление присуще каждому человеку и совершенно естественно. Хотя некоторые факты о нём могут и удивить…

Подсознание говорит с нами через сны. Одна из самых популярных теорий гласит, что сновидения есть прямая манифестация бессознательного, и мы не можем их понять, поскольку не знаем его «языка». Карл Юнг полагал, что бессознательная жизнь в сновидениях важна не менее, чем сознательная жизнь в реальном мире.

Подсознание контролирует 95% нашей жизни. Речь идёт, разумеется, в первую очередь о движениях нашего тела. Мы двигаем конечностями моментально, не задумываясь об этом, за что можно сказать спасибо как раз бессознательному.

пятница, 8 апреля 2016 г.

Метафорический язык: Способность думать символами

Профессор биологии и неврологии Стэнфордского университета Роберт Сапольски рассказывает, как у человека развивался метафорический язык, почему фигуры речи, сравнения и притчи имеют такую власть над нами и как слабая способность мозга к различению метафорического и буквального помогла нам создать искусство, научиться испытывать чужую боль и чувствовать себя запятнанными при совершении аморальных поступков.

Война, убийство, музыка, искусство. У нас не было бы ничего без метафор.
Люди привыкли быть уникальными во многих отношениях. Мы — единственный вид, который придумал разные инструменты, убивал друг друга, создавал культуру. Но каждая из этих предполагаемых отличительных черт теперь встречается и в других видах (подробнее об этом — в нашем материала «Чем мы отличаемся от приматов?«). Не такие уж мы и особенные. Однако существуют и другие способы проявления, которые делают нас уникальными. Один из них является чрезвычайно важным: человеческая способность думать символами. Метафоры, сравнения, притчи, фигуры речи — все они имеют огромную власть над нами. Мы убиваем для символов, умираем ради них. И, тем не менее, символы создали одно из самых великолепных изобретений человечества: искусство.
В последние годы ученые из ведущих университетов, в том числе Университетского колледжа Лондона (Лос-Анджелес) и Йеля, добились удивительных результатов в области понимания нейробиологии символов. Главным выводом , к которому они пришли: мозг не слишком силён в различении метафорического и буквального. В самом деле, как показали исследования, символы и метафоры, а также мораль, которую они порождают, являются продуктом неуклюжих процессов в наших мозгах.
Символы служат в качестве упрощающей замены чего-то сложного (например, прямоугольник из ткани со звёздами и полосами представляет всю американскую историю и её ценности). И это очень полезно. Чтобы понять почему, начните с рассмотрения «базового» языка – общения без символического содержания. Предположим, что вам сейчас угрожает что-то ужасное, и поэтому вы кричите что есть мочи. Кто-то, слышащий это, не знает, что означает это пугающее «Ааааа!» — приближение кометы, эскадрона смерти или гигантского варана? Ваш возглас лишь означает, что что-то не так — общий крик, смысл которого неясен (без дополнительного сообщения). Это сиюминутная экспрессия, которая служит средством общения у животных.